?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Байтесир, молодой ибер из города Ульястрет[1], и гречанка Адония из соседнего Эмпориона[2] могли бы составить хорошую пару, если бы не эгоизм Спиридона, отца Адонии, мечтавшего выдать её за одного из римских военачальников, зализывавших на Коста Брава раны, полученные в многочисленных сражениях за империю.

Когда Байтесир пришёл к Спиридону просить руку и сердце Адонии, их разговор быстро взял высокий тон. Рассказ молодого человека о безбедном будущем своей избранницы - двухэтажный дом в Ульястрете, дача под Паламосом[3] с видом на море и уникальные коллекции керамики и золотых монет - не вызвал у отца гречанки никакого воодушевления. Не удостоив услышанное комментариями, старый реакционер стал разглагольствовать о жалких перспективах, которые ждут индигетов, авсетанов и другие иберские племена, когда римляне установят на этих землях полное и безраздельное господство.

Байтесир был парнем горячим и как только понял, что Спиридон хочет обменять красоту дочери на входной билет в высший свет Эмпориона, не сдержался и обозвал отца Адонии алчным сутенёром и римским прихвостнем. В ответ разъярённый Спиридон пообещал Байтесиру визит в Ульястрет своих сыновей, олимпийских чемпионов по греко-римской борьбе.

Не прошло и недели после разговора, как Филемон, Зенон и Македон, братья Адонии, пожаловали в родной город Байтериса. К счастью для парня, на этот день пришлась его командировка в Родитон[4], и проучить выскочку-ибера с наскока громилам из Эмпориона не удалось. Показать, на что они способны, однако, у братьев получилось эффектно: греки вынесли дверь и разгромили жилище Байтесира, не оставив в живых ни мебель, ни посуду, ни сантехнику. Пока бушевало греческое торнадо, соседи Байтесира попрятались по домам, стараясь не выдать присутствия и не попасть чемпионам под горячую руку.

Байтесир, вернувшись в Ульястрет, взирал на разбитое жилище хладнокровно, почти равнодушно. Без Адонии он жить здесь не хотел и уже принял решение покинуть родные стены навсегда. Проведя ночь среди обломков и подкрепившись наутро остатками копчёной курицы, Байтесир вышел из города и растворился на просторах Пиренейского Леванта[5]. С тех пор никто из друзей, родных и соседей его ни разу не видел. Ходили разговоры, что он был среди организаторов восстания, поднятого иберами против римлян пять лет спустя, но достоверного подтверждения этому нет.

Адония вскоре вышла замуж за Помпилиуса, отставного легата, человека на двадцать лет старше её. Их семейное счастье длилось недолго - Помпилиус любил заложить за воротник и однажды, возвращаясь домой тёпленьким после очередного заседания в римских термах ассоциации ветеранов Пунических войн, оступился в темноте и сорвался с обрыва.

Описанные события произошли в 200 году до нашей эры и легли в основу многих книг, фильмов и сериалов.

Примечания.

1. Ульястрет (Ullastret) - пуэбло в округе Баш-Эмпорда каталонской провинции Жирона, рядом с которым находится один из крупнейших и важнейших археологических приисков иберской эпохи.



2. Эмпорион - греческая, а затем греко-римская колония на побережье Средиземного моря в районе нынешнего курорта Л'Эскала (L'Escala). В переводе с греческого: торговый порт.



3. В нескольких километрах от города Паламос (Palamós) рядом с пляжем Cala de Castell на вершине утёса археологи в 1935 году обнаружили руины иберского поселения.



4. Родитон - название каталонского курорта Росас (Roses) в его бытность греческой колонией.



5. Пиренейский Левант - регион, охватывающий восточное побережье Пиренейского полуострова и Балеарские острова.

Комментарии

ne_a_bird2
7 сент, 2016 10:29 (UTC)

Круто получилось, верю, что так все и было. Даже про сантехнику чистая правда. Ведь в иберийских поселениях была канализация, а значит и какие-то сантехнические девайсы тоже.
Надеюсь, что гордый повстанец еще прижмет к сердцу гречанку-вдову.

Метки

Содержание

Разработано LiveJournal.com